Восточно-Прусская операция

Это была одна из самых длительных (103 дняс 13 января по 26 апреля 1945) и самых массовых стратегических операций Красной Армии в Великой Отечественной войне.

На начало операции было задействовано 133 дивизии, 8 отдельных корпусов, 10 бригад и 4 укрепленных района – всего 1,669 млн военнослужащих – более четверти всей действующей Красной армии. Для участия в операции изначально предназначалось 3.859 танков и 3.097 самолетов.

Оборонявшая Восточную Пруссию немецкая группа армий "Центр" по советским данным имела около 700 танков и 515 самолетов, и насчитывала 41 дивизию и 1 бригаду – 580 тыс. солдат и офицеров, и "200 тыс. фольксштурмовцев" – подростков 14-17 лет и мужчин 50-60 лет.

("Фольксштурм", впрочем, вряд ли можно считать военной силой, поскольку зачастую целые роты этих "бойцов" были вооружены лишь трофейными – датскими, французскими, итальянскими винтовками и имели по пять патронов на винтовку; размещались "фольксштурмовцы" не на фронте, а в тыловых районах, для охраны различных объектов – складов, мостов и т.п.)

Операция началась 13 января 1945 – 3-м Белорусским фронтом под командованием генерала армии Черняховского (семь общевойсковых армий – 39-я, 5-я, 28-я, 31-я, 2-я гвардейская, 11-я гвардейская, 1-я армии, 3-я воздушная армия, два танковых корпуса – 1-й и 2-й гвардейский) и 2-м Белорусским фронтом под командованием маршала Рокоссовского (семь общевойсковых армий – 50-я, 49-я, 3-я, 48-я, 2-я ударная, 65-я, 70-я армии, одна танковая армия – 5-я гвардейская, 4-я воздушная армия, три танковых корпуса – 1-й, 3-й и 8-й гвардейский, 8-й механизированный корпус и 3-й гвардейский кавалерийский корпус). На правом фланге была задействована 43-я армия 1-го Прибалтийского фронта.

Согласно "Истории Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945" (том 5):

"советские войска превосходили врага в живой силе в 2,8 раза, в артиллерии в 3,4, в танках в 4,7 и в авиации в 5,8 раза."

"Ставка разработала план операции, которым предусматривалось нанесение двух мощных охватывающих ударов из районов южнее и севернее Мазурских озер по флангам группы армий "Центр". Войска 2-го и 3-го Белорусских фронтов должны были прорвать оборону противника, разгромить его силы и, развивая наступление в направлении на Мариенбург и Кёнигсберг, выйти к морю, чтобы отрезать оборонявшиеся здесь войска от главных сил германской армии."

"К началу наступления на направлениях главных ударов были созданы мощные группировки. Войска 2-го Белорусского фронта на участках прорыва превосходили немецко-фашистские армии в живой силе в 5 раз, в артиллерии в 7-8 и в танках в 9 раз. Войска 3-го Белорусского фронта на участке прорыва превосходили противника в живой силе в 5 раз, в артиллерии в 8 и в танках в 7 раз."

13 января ударная группировка 3-го Белорусского фронта (39-я, 5-я, 28-я, 11-я гвардейская армии + 1-й и 2-й гвардейский танковые корпуса) начала Инстербургско-Кёнигсбергскую операцию с целью разгрома Тильзитско-Инстербургской группировки войск противника (15 немецких дивизий по советским данным). 2-я гвардейская армия наносила вспомогательный удар, 31-я армия обеспечивала левое крыло, готовясь перейти в наступление, 43-я армия ударом на Тильзит помогала наступлению фронта. Артиллерийская подготовка длилась 2 часа.

"В одной лишь 5-й армии в каждую минуту было выпущено в среднем 6870 снарядов разных калибров, а в течение всей артиллерийской подготовки более 117 100 снарядов."

Как писал маршал Василевский:

"только за 13-14 января войска 3-го Белорусского фронта израсходовали более 1000 вагонов основных номенклатур боеприпасов".

Однако немцы отошли из первой линии траншей во вторую и третью линии. А советская артиллерия утюжила именно первую линию. И 3-му Белорусскому фронту Черняховского удалось прорвать вражескую оборону только на шестой день наступления – 18 января.

"При отсутствии авиации в воздухе и при низкой эффективности огня артиллерии вся тяжесть наступательного боя легла в основном на пехоту. С трудом преодолевая сопротивление противника, ударная группировка фронта медленно продвигалась вперед."

14 января немцев потеснили войска 2-го Белорусского фронта Рокоссовского – 2-я ударная армия (генерал-полковник Федюнинский) продвинулась на 3-6 км, 3-я армия (генерал-полковник Горбатов) и 48-я армия (генерал-лейтенант Гусев) на 5-6 км.

"15 января командование группы армий "Центр" ввело в сражение на Ружанском направлении свои резервы моторизованную дивизию "Великая Германия", 7-ю танковую дивизию, батальон тяжелых танков типа "Тигр", танкоистребительный батальон, батальон тяжелых минометов и многие другие части. Наступление войск 2-го Белорусского фронта замедлилось, а на некоторых участках даже прекратилось. Немецко-фашистское верховное командование, считая, что советские войска остановлены на длительное время, приказало перебросить из Восточной Пруссии танковый корпус "Великая Германия" в район Лодзи с целью приостановить наступление 1-го Белорусского фронта."

Маршал Рокоссовский ввел в действие 8-й гвардейский танковый корпус (генерал-лейтенант Попов) в полосе наступления 2-й ударной армии, и 1-й гвардейский танковый корпус (генерал-майор Панов) в полосе 65-й армии. Преодолев немецкие контратаки, эти танковые корпуса продвинулись на 5-6 км.

"Гитлеровское командование спешно создало сильную группировку в составе двух моторизованных и одной танковой дивизии."

"16 января для развития успеха в направлении на Млаву в полосе наступления 48-й армии в прорыв был введен 8-й мехкорпус, а 17 января 5-я гв. ТА под ком. ген-полк Вольского."

Маршал Василевский:

"До конца января, ведя упорнейшие бои, 2-й и 3-й Белорусские фронты все же не сумели выполнить все задачи, поставленные Верховным Главнокомандованием".

Правда, 26 января танкисты генерала Вольского достигли Балтийского моря севернее Эльбинга. Затем в район Мариенбурга и Эльбинга вышли войска 48-й армии и 2-й ударной армии. Немного позже части 65-й и 70-й армий на левом крыле 2-го Белорусского фронта достигли низовья Вислы.

В ночь на 27 января немцы силами 4 пехотных, 2 моторизованных и 1 танковой дивизий (это по советским данным, а по немецким – тремя пехотными дивизиями, еще три моторизованные дивизии должны были развивать успех) нанесли удар по советской 48-й армии. Она отступила к исходу 27 января на 10-20 км (при этом 17-я стрелковая дивизия была окружена немцами, а 96-я стрелковая дивизия, по советским данным, понесла огромные потери). В следующие 3 дня войска 48-й армии были оттеснены на 30 км. Только 10 км отделяли немцев от Эльбинга.

Создалась угроза выхода немцев к Висле и деблокирования всей восточно-прусской немецкой группировки. Командованию 3-го Белорусского фронта пришлось бросить в район прорыва стрелковый, механизированный и два танковых корпуса, кавалерийский корпус, пять истребительно-противотанковых артиллерийских бригад, стрелковую дивизию и другие части.

29 января 1945 восточно-прусская группировка немцев оказалась расчлененной на 3 части – Хейльсбергскую (по советским данным – до 20 дивизий), Кёнигсбергскую (до 5 дивизий) и Земландскую (до 4 дивизий).

Однако уже 30 января танковая дивизия "Гроссдойчланд" и моторизованная дивизия "Герман Геринг" нанесли удар из Бранденбурга (юго-западнее Кёнигсберга) по левому флангу 11-й гвардейской армии, оттеснили ее от побережья и восстановили связь с Кёнигсбергом.

В эти же дни "упорное сопротивление врага на Земландском полуострове и в районе Кёнигсберга вынудило 43, 39 и 11-ю гвардейскую армии временно прекратить наступление".

"Войска 5, 28, 2-й гвардейской и 31-й армий подошли к Хейлсбергскому укрепленному району и местами прорвали его первую позицию. 31 января они штурмом овладели городом Хейльсберг. Дальнейшее продвижение советских армий на всех направлениях было приостановлено противником."

"Трудности в материально-техническом обеспечении войск в ходе операции и большие потери явились одной из главнейших причин снижения темпов наступления в Восточной Пруссии в феврале 1945 г. и затяжных действий в этом районе в последующий период."

10 февраля 1945 войска 3-го Белорусского (семь общевойсковых армий, танковая армия, танковый корпус и воздушная армия) и 1-го Прибалтийского фронтов (три общевойсковые армии, танковый корпус и воздушная армия) начали наступление против Хейльсбергской и Земландской группировок. По директиве Ставки от 9 февраля, Хейльсбергская группировка должна была ликвидирована к 20-25 февраля. Земландская группировка по приказу Верховного Главнокомандования подлежала ликвидации 20-27 февраля.

Однако немцы оказали упорное сопротивление, и к концу февраля наступление советских войск было прекращено. Было принято решение не вести активных боевых действий против Земландской группировки, и готовиться (с 22 февраля) к новому удару по Хейльсбергской группировке.

Новое наступление 3-го Белорусского фронта (маршал Василевский) на Хейльсбергский укрепрайон началось 13 марта. Ликвидация этой группировки немцев юго-западнее Кёнигсберга завершилась 29 марта 1945.

Удар по Земландской группировке был нанесен 13 апреля, после взятия Кёнигсберга. В наступление на девять немецких дивизий (по советским данным) пошли 2-я и 11-я гвардейские, 5-я, 39-я и 43-я армии, при активном участии 1-й и 3-й воздушных армий и Балтийского флота. 26 апреля 1945 немецкая группировка была ликвидирована.

Штурм Кёнигсберга 

30 января 1945 Кёнигсберг был окружен силами двух советских армий – 39-й и 11-й гвардейской. Немецкий гарнизон города состоял из четырех пехотных дивизий, нескольких артиллерийских и крепостных частей.

19-20 февраля немцам, ударившим по войскам 39-й армии, удалось деблокировать Кёнигсберг с северо-запада, что позволяло снабжать город через порт Пиллау.

Подготовка к штурму Кёнигсберга началась в начале марта. Для этого выделялись 43-я армия (вместо 39-й) и 11-й гвардейская армия – они должны были наносить основные удары по городу с севера и юга, а также 50-я армия на вспомогательном направлении к востоку от Кёнигсберга. 39-я армия должна была одновременно со штурмом перерезать немецкие коммуникации между Кёнигсбергом и Пиллау.

Командование этой группой войск возлагалось на генерала армии Баграмяна.

Поддержку штурма должны были осуществлять около двух с половиной тысяч самолетов – 1-я и 3-я воздушные армии, авиация Балтийского флота, части 18-й воздушной армии, два авиакорпуса РГК, а также артиллерия большой и особой мощности Резерва Главнокомандования – орудия калибром от 203 до 305 мм.

Начало штурма Кёнигсберга Ставка Верховного Главнокомандования назначила на 28 марта.

Однако в этот день штурм не был начат, поскольку его начало увязывалось с ликвидацией немецкой группировки юго-западнее Кёнигсберга, которая завершилась не 22 марта, как требовала Ставка, а на неделю позже. В итоге штурм начался 6 апреля 1945.

В Кёнигсберге у немцев было три кольца обороны. Первое – в 6-8 километрах от центра города – состояло из траншей, противотанкового рва, проволочных заграждений и минных полей. На этом кольце располагалось 15 фортов (построенных к 1882 году) с гарнизонами в 150-200 человек, при 12-15 орудиях. Второе кольцо обороны проходило по окраинам города и состояло из каменных зданий, баррикад, огневых точек на перекрестках и минных заграждений. Третье кольцо, в центре города, состояло из 9 бастионов, башен и равелинов (сооруженных в 17-м веке и перестроенных в 1843-73 годах).

Советские официальные источники, например, "История Великой Отечественной войны" и мемуары советских полководцев, утверждают, что гарнизон Кёнигсберга насчитывал "четыре полностью укомплектованные пехотные дивизии, несколько отдельных пехотных полков, крепостных и охранных формирований, а также батальонов фольксштурма". И по тем же источникам общая численность немецких войск, полиции и фольксштурма в Кёнигсберге якобы составляла "около 130 тысяч человек, до 4 тысяч орудий и минометов, 28 танков и 80 самоходных орудий". А также 170 самолетов, базировавшихся на Земландском полуострове.

Число 130 тысяч – вызывает большие сомнения. Дело в том, что с 1944 года штатная численность немецкой пехотной дивизии была около 12 тысяч. Даже с учетом отдельных частей – численность военнослужащих и полицейских в Кёнигсберге едва ли могла достигать более 60 тысяч. Что касается фольксштурмовцев – то они не представляли какой-либо серьезной силы, поскольку состояли из мальчишек и пожилых, к тому же весьма слабо вооруженных: в лучшем для них случае – винтовками из западных трофеев с пятью патронами на ствол.

Относительно советских войск, предназначенных для штурма Кёнигсберга, советские официальные источники дают такие цифры:

137 тысяч человек, 5 тысяч орудий и минометов, 538 танков и самоходных орудий, 2.444 самолета.

Перед началом штурма советская артиллерия 4 дня обстреливала форты, а также здания и баррикады в Кёнигсберге.

Для штурма укреплений были созданы 26 штурмовых отрядов и 104 штурмовые группы – как из состава стрелковых частей, так и из инженерных войск – десяти инженерно-саперных, трех штурмовых инженерно-саперных, двух моторизованных инженерных и одной понтонной бригад.

Кроме того, в штурме должны были участвовать химические войска – 7 отдельных огнеметных батальонов, рота фугасных огнеметов и 5 отдельных рот ранцевых огнеметов. Эти подразделения были распределены по штурмовым отрядам и штурмовым группам.

Штурм Кёнигсберга начался мощной артподготовкой, затем, в полдень, под прикрытием огневого вала в наступление пошли пехота, танки и самоходные орудия. Согласно плану, основные силы обходили форты, которые блокировались стрелковыми батальонами или ротами при поддержке самоходных орудий, подавлявших вражеский огонь, саперов, использовавших подрывные заряды, и огнеметчиков.

Большую роль в штурме города сыграли штурмовые отряды. Они состояли из стрелковых рот, нескольких артиллерийских орудий калибром от 45 до 122 мм, одного или двух танков или самоходных орудий, взвода станковых пулеметов, минометного взвода, взвода саперов и отделения огнеметчиков.

Тактика действий советских войск оказалась успешной. Вечером 9 апреля, на четвертый день штурма, комендант крепости генерал пехоты Отто Лаш отдал приказ о капитуляции гарнизона Кёнигсберга. На следующий день, 10 апреля 1945 были в основном ликвидированы последние очаги сопротивления немцев.

Согласно документам штабов советских войск, штурмовавших Кёнигсберг, за 4 дня штурма (6-9 апреля 1945) было уничтожено 15.650 немцев и 37.941 взято в плен (впоследствии эти цифры были увеличены до более 40 тысяч убитых и более 90 тысяч пленных).

Цифры потерь, понесенных советскими войсками при взятии Кёнигсберга, пока нигде не встречались.

----------------

Примечание - цитаты, кроме оговоренных, из 5-го тома «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза», Воениздат Министерства Обороны СССР (1963 г.) 

 

НА ОСНОВНУЮ СТРАНИЦУ