Маньчжурская операция

Маньчжурская наступательная стратегическая операция считается если не самой успешной, то одной из самых успешных крупных операций Красной Армии во Второй Мировой войне.

 

Этому есть основания – за 10 дней боевых действий в Маньчжурии войска продвинулись на расстояние от 200 до 600 километров от границы. Также примечательна численность потерь, понесенных советскими войсками в этой операции – 12 тысяч человек безвозвратными (включая небоевые потери) и 24 тысячи санитарными.

 

Эти потери можно считать небольшими, учитывая, что в составе трех советских фронтов – Забайкальского, 1-го и 2-го Дальневосточных – было задействовано 1.577.725 бойцов и командиров - 11 общевойсковых, 1 танковая, 3 воздушные армии и оперативная группа. В их составе было 80 дивизий (из них 6 кавалерийских и 2 танковые), 4 танковых и механизированных корпуса, 6 стрелковых и 40 танковых и механизированных бригад. Это не считая 110 тысяч моряков Тихоокеанского флота и Амурской флотилии. Советские войска имели 26.137 орудий и минометов, 5.556 танков и самоходно-артиллерийских установок, 3.446 боевых самолетов (не считая морской авиации – еще 1.549 самолетов)

 

Им противостояла японская Квантунская армия – общей численностью 443.308 человек (по советским данным). В Маньчжурии и Внутренней Монголии дислоцировались 24 японские пехотные дивизии и 10 бригад, две танковые бригады, два авиационных соединения. Они имели до 400 танков и 230 боевых самолетов.

 

Как отмечается в "Истории Великой Отечественной войны" (т.5, с.548-549):

 

"В частях и соединениях Квантунской армии совершенно отсутствовали автоматы, противотанковые ружья, реактивная артиллерия, мало было артиллерии РГК и крупнокалиберной (в пехотных дивизиях и бригадах в составе артиллерийских полков и дивизионов в большинстве случаев имелись 75-мм пушки)."

 

Численность Квантунской армии к августу 1945 года составляла лишь 8% всех сухопутных сил японской армии, в которых тогда было около 5,5 миллионов человек.

 

Несмотря на усилия японцев сосредоточить как можно больше войск на островах собственно империи, а также в Китае южнее Маньчжурии, японское командование уделяло внимание и Маньчжурскому направлению, особенно после того, как в апреле 1945 Советский Союз официально объявил, что советско-японский пакт о нейтралитете более не актуален.

 

Именно поэтому из остававшихся в Маньчжурии в конце 1944-го года девяти пехотных дивизий японцы к августу 1945 развернули 24 дивизии и 10 бригад.

 

Правда, для организации новых дивизий и бригад японцы могли использовать лишь необученных призывников младших возрастов и ограниченно годных старших возрастов – таковых летом 1945-го года было призвано 250 тысяч, которые составили более половины личного состава Квантунской армии.

 

Также во вновь созданных в Маньчжурии японских дивизиях и бригадах, помимо малочисленности боевого состава, зачастую совершенно отсутствовала артиллерия.

 

Наиболее значительные силы Квантунской армии – до десяти пехотных дивизий - дислоцировались на востоке Маньчжурии, граничившим с советским Приморьем, где был размещен 1-й Дальневосточный фронт в составе 31 стрелковой дивизии, кавалерийской дивизии, мехкорпуса и 11 танковых бригад.

 

На севере Маньчжурии японцы держали одну пехотную дивизию и две бригады – против 2-го Дальневосточного фронта в составе 11 стрелковых дивизий, 4 стрелковых и 9 танковых бригад.

 

На западе Маньчжурии японцы расположили 6 пехотных дивизий и одну бригаду – против 33 советских дивизий, в том числе двух танковых, двух мехкорпусов, танкового корпуса и шести танковых бригад.

 

В центральной и южной Маньчжурии японцы держали еще несколько дивизий и бригад, а также обе танковые бригады и всю боевую авиацию.

 

Следует заметить, что танки и самолеты японской армии в 1945-м году по критериям того времени иначе как устаревшими назвать нельзя. Они примерно соответствовали советской танковой и авиатехнике 1939 года.

 

Это относится и к японским противотанковым орудиям, имевшим калибр 37 и 47 миллиметров – то есть годных для борьбы лишь с легкими советскими танками.

 

На рассвете 9 августа 1945-го года советские войска начали боевые действия.

 

Учитывая опыт войны с немцами, укрепленные районы японцев обходились подвижными частями и блокировались пехотой.

 

Из Монголии в центр Маньчжурии наступала 6-я гвардейская танковая армия генерала Кравченко.

 

Это было рискованное решение, поскольку впереди были труднопроходимые Хинганские горы. 11 августа техника армии встала из-за отсутствия топлива.

 

Но был использован опыт немецких танковых частей – доставка горючего танкам транспортными самолетами.

 

В итоге к 17 августа 6-я гвардейская танковая армия продвинулась на несколько сот километров – и до столицы Маньчжурии города Чаньчунь оставалось около 150 километров.

 

1-й Дальневосточный фронт к этому времени сломил сопротивление японцев на востоке Маньчжурии, заняв крупнейший город в том регионе – Муданьцзянь.

 

Уже 14 августа император Японии, учитывая кардинальное изменение военно-политического положения своей страны, выступил с заявлением о капитуляции.

 

Однако высшее руководство СССР посчитало, что таковая капитуляция преждевременна, и продолжило боевые действия.

 

Так, 18 августа была начата высадка десанта на самый северный из Курильских островов – хотя по совместным решениям союзников Курильские острова, Южный Сахалин и Порт-Артур однозначно переходили к СССР.

 

В этот же день, 18 августа, главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке маршал Василевский отдал приказ об оккупации японского острова Хоккайдо силами двух стрелковых дивизий (ЦАМО РФ, ф. 66, оп. 178499, д. 1, л. 265-266). Эта высадка не была осуществлена из-за задержки продвижения советских войск в Южном Сахалине, а затем отложена до указаний Ставки.

 

Также продолжались боевые действия советских войск в Маньчжурии – на заявление, переданное по радио 16 августа штабом Квантунской армии о немедленной сдаче оружия японскими войсками в Маньчжурии (ЦАМО РФ, ф. 28, оп. 11627, д. 2307, л. 80-81), советский главнокомандующий маршал Василевский ответил, что прекращение огня будет только с полудня 20 августа (ЦАМО РФ, ф. 210, оп. 3173, д. 144, л. 45).

 

Тем не менее, японские войска в Маньчжурии стали массово сдаваться в советский плен уже с 17 августа.

 

Как выяснилось – воевать японцам было особенно нечем – по советским документальным данным, после окончания боевых действий в Маньчжурии в качестве трофеев было взято 3 тысячи пулеметов и 192 тысячи винтовок - и всего лишь два миллиона патронов (ЦАМО РФ, ф. 66, оп. 3191, д. 23, л. 140-141) – то есть у японцев в Маньчжурии было всего лишь примерно по 10 патронов на винтовку и по 30 патронов на пулемет.

 

К августу 1945 японская армия растратила свою силу на огромных пространствах Китая и Юго-Восточной Азии.

 

НА ОСНОВНУЮ СТРАНИЦУ